Домой / Спорт / Бокс на вершине Эльбруса: кто и зачем устроил спарринг на высоте 5642 метра

Бокс на вершине Эльбруса: кто и зачем устроил спарринг на высоте 5642 метра

Начну издалека. Родился я в Магадане, родители вскоре переехали в город Георгиевск Ставропольского края, где я начал заниматься боксом у Сергея Гарбуза и Игоря Донцова. У меня получалось, вскоре я выполнил норматив кандидата в мастера спорта, участвовал во всероссийских соревнованиях, поступил в Санкт-Петербургскую лесотехническую академию, тренировался во Дворце творчества юных у Николая Исаева и Алексея Бойцова. Николай Петрович специалист очень известный, заслуженный тренер России, он довольно долго тренировал чемпиона мира среди профи Дмитрия Бивола, когда тот еще любителем был. Алексей Владимирович моложе и известен меньше, но он тоже тренер очень квалифицированный — стал мастером спорта в пятнадцать лет, выиграв первенство Советского Союза среди юношей.

Благодаря им — и, разумеется, базе, заложенной в Георгиевске, я вскоре стал мастером спорта, дважды выиграл чемпионат Петербурга в весе 75 кг. Это, если кто не знает, очень популярная категория, в ней всегда много участников, к тому же в Петербурге в этом весе всегда были очень сильные бойцы, это такая петербургская традиция: взять хотя бы олимпийских чемпионов Геннадия Шаткова и Валерия Попенченко — дело давнее, но тем не менее. Да и Дмитрий Бивол в свое время тоже боксировал в семьдесят пять.

Несколько лет я работаю тренером — и в залах Федерации бокса Санкт-Петербурга, и на других площадках. Но я стараюсь не ограничивать себя работой в зале: мне кажется, нужно постоянно бросать самому себе вызов, делать что-то такое, чего раньше сам не пробовал — чтобы потом было что вспомнить, как говорится. И вообще так жить интереснее.

Наверное, ради этого восхождение на Эльбрус мы с ребятами и совершили. Специально я не готовился, жил в обычном режиме, но, конечно, дополнительную подготовку перед восхождением прошел — в конце концов, горы вещь коварная. Я читал, что каждый год на Эльбрусе гибнет два десятка человек: лыжники, альпинисты, просто любители экстрима… Поднялись мы на вершину в общем по плану, хотя и кислородное голодание было, и горняшка так называемая чувствовалась: это состояние, когда организм начинает по-другому работать на большой высоте. Нескольких человек из нашей группы просто тошнило. У людей нетренированных, если кто не знает, в условиях кислородного голодания бывает и отек легких, отек мозга. Было непросто, конечно, но уже поднявшись мы с гидом, который, как оказалось, несколько лет занимался рукопашным боем, устроили импровизированный спарринг. Впрочем, нельзя говорить, что это было совсем уж импровизацией — перчатки боксерские мы с собой взяли, но, понятно, что до конца никто не был уверен, что все получится, как планировалось. В конце концов, горы есть горы, всякое бывает, и в какой-то момент все могло пойти не так.

Но, слава Богу, все удалось, и мы честно, отбоксировали на Эльбрусе, хотя раунд и длился всего секунд тридцать.

Думаю, это первый тренировочный бой на такой высоте, во всяком случае, я ни о чем подобном не слышал. Ребята зафиксировали это на камеру. Если кто-то захочет внести это достижение в какую-нибудь книгу рекордов — есть документальные подтверждения и свидетельства очевидцев — а всего нас на вершине было тринадцать человек (из двадцати начинавших маршрут).

Если рассуждать о том, кому и зачем это все было нужно, то мне кажется, что всякий настоящий вызов, когда ты должен сделать что-то, чего раньше с тобой не случалось, — это полезно и нужно, это помогает жить полной жизнью.

Я помню, поступал в петербургский Военный институт физкультуры. Вполне прилично сдав все экзамены, последний, биологию, я завалил, причем сделал это осмысленно. Вроде все хорошо: Петербург, в который я сразу влюбился, престижный вуз, перспективы, но я представил себя в форме ближайшие несколько лет и понял, что это точно не мое. Офицеры все удивлялись: как так можно провалить последний экзамен, — как я понял, и помогли бы, если б я захотел, но я уже принял решение, и потом о нем не пожалел, а в Питере, куда очень хотел попасть, я в конце концов оказался, хоть и несколько другим способом.

Вот два случая из моей боксерской жизни. Когда я стал призером чемпионата Вооруженных сил, мой тренер договорился, чтобы я прошел сборы в составе сборной страны. Это были очень тяжелые два месяца: очень напряженные тренировки, жесткая боевая практика, я потом психологически довольно долго приходил в себя, зато это помогло понять мне свой уровень в боксе, осознать, чего бы мне хотелось в спорте, более четко понять свои перспективы.

Другая история: некоторое время, уже подзавязав с боксом и уволившись из фирмы, где тогда трудился (лесной бизнес, заготовка древесины), я сидел без дела, оформил визу в США и отправился туда. Тренировался там у Михаила Козловского, подготовившего нескольких чемпионов мира среди профессионалов и любителей. Мне говорили, что моя манера боя близка к профессиональной, можно было сделать карьеру — но для организации первых боев нужны были деньги, найти их не удалось, я вернулся домой, но этот опыт был очень интересный.

Всякое испытание помогает тебе понять самого себя, стать сильнее, увереннее, мудрее. Ради этого, наверное, люди и приходят в боксерские залы, поднимаются на Эльбрус и даже устраивают там боксерские спарринги.

Источник mhealth.ru/

Оставить комментарий

Your email address will not be published.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Вверх
туттут