Домой / Спорт / «Мне абсолютно плевать»: как чемпионы справляются с яростью во время интервью

«Мне абсолютно плевать»: как чемпионы справляются с яростью во время интервью

Пер Мертезакер и игрок сборной Алжира Ислам Слимани во время матча Германия-Алжир 30 июня 2014 года

Алжир был словно черная дыра, в которую мы упали и растворились. Только в конце второго тайма у нас получилось выползти наружу.

Соперника уже покидали силы, а мы только вспомнили, что у нас эти силы еще есть. После сотни сыгранных матчей ты уже знаешь, как быстро может перевернуться игра, и что в каждой ситуации тебе нужно играть по-новому. Ты – футболист, в тебе это есть. Насколько плохим было предыдущее действие, настолько же хорошим может быть следующее. Нельзя позволять ошибкам сбивать тебя с толку: это борьба, которую ты должен вести с самим собой и в которой ты должен одержать победу.

Есть игроки, которые совершенно не умеют справляться с такими ситуациями. Они пасуют только назад. Все реагируют по-разному. Желание не рисковать и вернуться к основным принципам хорошо только для начала. Что сейчас в приоритете? Диагональная передача на 50 метров или великолепный пас на ход моему товарищу по команде? Или же сейчас важнее, чтобы мы владели мячом и вернули уверенность в нашу игру? Эти мысли постоянно крутятся в голове. Даже если в течение 80 минут победой и не пахнет. Игра продолжается, и такие мысли помогают. Это проверка характера. Тебе, как футболисту, нужно преодолеть этот порог. Чем чаще ты его переступаешь и даешь себе под зад, тем у тебя больше уверенности в том, что в следующий раз у тебя все получится.

Благодаря нашему опыту, высокому классу и физподготовке мы снова стали собой. В добавленное время мы хладнокровно нанесли удар, но нам потребовалось немного времени для голов Андре Шюррле и Марио Гётце. В какой-то степени сыграл свою роль тот самый баварский менталитет. Мы знали: не имеет значения, что происходит, мы можем еще прибавить. Мы выиграем этот матч! В конце концов, ты невероятно гордишься тем, что прошел дальше и отдал все ради Германии. Это единственная ясная мысль, которая у тебя есть после 120 минут игры. Ты на пределе – как физически, так и морально. Все хлопают, ты благодаришь болельщиков и плетешься в раздевалку.

Вообще канал ZDF попросил других игроков дать интервью в прямом эфире. Но они не смогли. Вдруг передо мной возникает Ули Фойгт из пресс-службы Немецкого футбольного союза и говорит: «Сюда». Я весь вспотевший и вымотанный отвечаю: «Да, окей». Включился свет. Поехали.

Первый вопрос, как правило, очень легкий – он подходит для того, чтобы дать игроку слово. Так обычно и бывает. Но Борис Бюхлер захотел сразу перейти ближе к делу: дальше так играть нельзя.

– Что сделало игру немецкой сборной такой медленной и тяжелой?

– Мне абсолютно плевать.

Я не знаю, что тогда на меня нашло. Я хотел заблокировать все, что казалось мне негативным. Не признавать никаких слабостей: если о них заговорить, то их отметят другие, и они станут еще больше. Я хотел задушить это все в зародыше.

– Но это не тот уровень, который был у вас до этого. Вы должны играть лучше в четвертьфинале, вам следует это понимать.

– Что вы хотите от меня сейчас, что вы хотите от меня сразу после матча? Я не понимаю.

Я не хотел, чтобы у меня кто-то украл этот прекрасный момент. Но я не мог выразить это словами. Иначе я бы приукрасил и прекрасно все сформулировал. Думать над предложением, думать над предложением, думать над предложением. Однако протест против всякой критики был неконтролируемым. Эмоции лились через край.

– В первую очередь я вас поздравляю. Мой вопрос следующий: почему сегодня в обороне и в переходе от бороны к атаке все получалось не так, как мы себе представляли?

– Вы думаете, что мы тут среди команд 1/8 финала как шуты на карнавале? Они осложняли нам жизнь в течение 120 минут, мы боролись до самого конца – и в итоге сыграли убедительно. Особенно в добавленное время. Это была игра туда-сюда: то мы были смелыми, то многое позволяли сопернику. Но все же нужно было долго держать ворота в неприкосновенности, и нам это удалось. Кроме того, в итоге мы одержали заслуженную победу. А все остальное… Теперь я три дня буду восстанавливаться в бочке со льдом, а потом посмотрим.

«Карнавальные шуты», «мне плевать»… Такие выражения я обычно никогда не использую. Я был разгорячен, мои синапсы больше не работали. Я сам это заметил, поэтому мне пришла в голову эта «бочка со льдом». Я должен был остыть. Мы на самом деле перегрелись.

В самолете команда сразу же стала обсуждать мои слова. Матс Хуммельс сказал мне: «О, это будет одним из легендарных послематчевых интервью». Мы много смеялись. Но я думаю, что многим в команде понравилось, что мы так противостояли критике. Если другие думают, что мы все делали неправильно, то у нас есть контраргументы. Здесь сталкиваются два мира. Я считаю, что все можно решить спокойно и открыто.

Об остальном мы быстро забыли. Я больше никогда не смотрел этот матч. Конечно, был повтор игры, но из него ничего не осталось в моей памяти. Все стерлось.

 

Перевод: Ольга Орлова

Источник mhealth.ru/

Оставить комментарий

Your email address will not be published.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Вверх
туттут