Домой / Спорт / Пер Мертезакер: «Никогда не бывает достаточно того, что ты делаешь»

Пер Мертезакер: «Никогда не бывает достаточно того, что ты делаешь»

Я всегда очень много делал для поддержания своей физической формы.

Моя личная команда терапевтов стоила мне 10% от моей зарплаты — то есть несколько сотен тысяч евро. Однако это было абсолютно правильным вложением. Все окупилось через два сезона, когда я продлил свой контракт еще на три года. Я не смог бы играть за топ-клуб АПЛ в течение семи лет, будучи в худшей форме.

Опыт подсказывает мне, что никогда не бывает достаточно того, что ты делаешь. Например, я всегда был большим фанатом йоги, потому что я видел, что это улучшает равновесие и гибкость.

Я настолько развил мышцы своей спины, что даже в свои 33 года был одним из самых гибких в «Арсенале». Практически никто не ходил на занятия йоги, которые предлагал клуб. Чаще всего на них ходили только четверо из нас: я, Эктор Бельерин, Начо Монреаль и Томаш Росицки.

Молодые игроки, которых перевели в первую команду, только улыбались — они думали, что мы медитируем. Эти парни были счастливы, если у них в ногах был мяч, а все остальное их интересовало мало: «Я играю в футбол и хожу на тренировки. Этого достаточно».

Но нет, мужик, этого недостаточно, если ты хочешь оставаться на определенном уровне долгое время, а тем более если ты хочешь развиваться.

Или ты с самого начала учишься у родителей, учителей и у тренеров брать на себя ответственность за собственную форму, или ты не делаешь этого вовсе. Это тот тип упрощения жизни, с которым мы должны бороться.

Осенью 2017 года ко мне подошел игрок U18 и спросил, можем ли мы сесть и поговорить. Я чуть не упал — настолько я был удивлен. Такого не случалось за шесть с половиной лет, что я был в клубе. Он хотел поговорить со мной о лидерстве. 

Я потратил много сил, пытаясь убедить одноклубников в том, что им следует больше заниматься своим телом и пробовать новое. Но постоянно работать над своими слабыми сторонами? Едва ли кто-то это делает.

Когда я получил травму в матче против «Сандерленда» (в сезоне 2011/12), я начал работать с Ларсом Линхардом. Бывший спортсмен, ныне спортивный ученый, а также первооткрыватель нейрорегулируемых тренировок.

Работа с ним была большим успехом. Мы всегда полагаем, что можем бегать и ясно видеть, потому что нам ничего не мешает. Но это не так. Ларс показал мне, что наши глаза — важный фактор, особенно если это касается нашего выбора времени (тайминга).

Тайминг моей правой стороны был отличным, но у меня было ощущение, что мой левый глаз не был готов к этому. Почему это было так? Было ли возможно натренировать и улучшить работу левого глаза так, чтобы мне не приходилось поворачивать мое тело целиком, чтобы посмотреть налево? Это означало, что в 50% случаев, когда мяч летел ко мне, мой мозг говорил: «Эй, я не могу разглядеть этот мяч, так что я не собираюсь прыгать за ним».
Из-за того, что мой левый глаз не смотрел на мяч, я всегда поворачивал шею, чтобы использовать ведущий правый глаз.

В футболе особо не занимаются всеми этими вещами, несмотря на то, что они могут иметь решающее значение. Игроки скорее будут поднимать тяжести, заниматься с гантелями – но как это поможет мне на поле?

Во время упражнений с Ларсом мы отчетливо видели, что мои глаза двигались по-разному, когда объект приближался ко мне. Мой левый глаз всегда оставался в центре, а не фокусировался на объекте.

Он показал мне, как сделать мой левый глаз сильнее. Я носил повязку на правом глазу, чтобы мой левый глаз фокусировался на объектах. Через несколько недель я действительно смог заметить разницу во время матчей. Если мяч оказывался в воздухе слева, я гораздо лучше представлял себе, где он может приземлиться.

Благодаря Ларсу я не получал травм четыре с половиной года. Встреча с ним изменила мою футбольную жизнь.

Также было важно делать упражнения перед матчами, чтобы настроить свое зрение. Одним из упражнений было нечто вроде отжиманий для глаз. Ты подносишь карандаш прямо к носу и заставляешь свои глаза смотреть в середину. Когда ты делаешь это на тренировочном поле, большинство людей думает: «Что он делает? Он что, совсем дурак?»

Обычно я делал это дома или в номере отеля. Я делал шесть или семь упражнений, иногда прямо перед началом матча в раздевалке. Меня не волновало, что обо мне думали другие или их смех. Обычное дело: что-то новое и неизвестное всегда приводит к смеху, а не к заинтересованному вопросу: «Что это ты там делаешь?»

Футболисты привыкли заниматься всего по три часа в день. Да и то, из этих трех часов на тренировочном поле половину времени они тупят в свои смартфоны.

У нас есть все деньги в мире, но мы не понимаем, насколько важно наше тело. В среднем профессиональная карьера игрока длится 7,5 лет. 10-15 лет — это если повезет. Ты должен делать все возможное, чтобы быть на максимуме.

Многие игроки даже не знают, что такое максимум — для них это лишь веселье на поле. Однако быть профессионалом — это значительно больше.

В качестве руководителя академии «Арсенала» я буду делать все возможное, чтобы заставить молодых игроков задуматься. Я хочу за ставить их задуматься, чтобы они были готовы принять новые идеи, хочу защитить их от травм, если это касается их тела и души.

Я хочу убедить их в том, что они должны делать что-то, чтобы добраться до вершины мира. Я хочу быть примером для них. Мой путь наверх был довольно тернист, но каким-то образом я все равно смог его пройти, потому что я делал все возможное, чтобы увеличить свои шансы на успех. Талант — это то, что ты извлекаешь из своего положения.

Источник: блог Ольги Орловой

Источник mhealth.ru/

Оставить комментарий

Your email address will not be published.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Вверх
туттут